Дмитрий Калачев: удалось создать коллектив (часть 2)

Публикуем вторую часть интервью председателя футбольного клуба "Днепр" Дмитрия Калачева интернет-порталу Tribuna.com.

– Вы поиграли под руководством многих тренеров. Кто запомнился больше всего?

– В первую очередь, конечно, это Анатолий Николаевич Байдачный – человек-глыба. Когда попал в его тренировочный процесс в минском «Динамо», для меня футбольный мир просто перевернулся. Я не знал, что бывают такие упражнения, такая интенсивность и настолько быстрая работа. Тренировки не останавливались ни на минуту, мы как начинали, так в одном темпе час 20 минут отрабатывали до конца. Плюс общение Байдачного, постановка себя как тренера, поведение в быту – это тренер топ-уровня. Мне безумно нравилось работать под руководством этого специалиста.

Второй тренер, который очень на меня повлиял, – Сергей Владимирович Боровский. С ним пересекался в «Динамо-Брест». Понимаю, что у Владимировича можно на теории заснуть, он долго и размеренно все объясняет, но то, что он дает, это очень полезно и необычно для футболиста. А вообще, если соединить Байдачного и Боровского воедино, то получится вообще топ.

– Засыпали на установках Боровского?

– Было дело, в Турции на сборах после двух тренировок. Владимирович давал теорию, и ты, хочешь не хочешь, но закемаришь. И не только я дремал, а потом тренер давал всем втык.

– Раз двоих тренеров назвали, давайте еще третьего.

– Наверное, назову Костюкова Владимира Викторовича. Несмотря на то, что он сам из Украины, играл в «Днепре», остался работать в клубе, тренировал. Жизненно подкованный специалист, который мог тебя как осадить, так и настроить, советовал, как и что в жизни нужно делать правильно. Многих футболистов он воспитал в психологическом плане. На Викторовиче, наверное, в 1998 году весь «Днепр» и держался, хотя он старался сделать так, чтобы на первом плане всегда были футболисты, а сам он оставался в тени.

С Костюковым я и стал чемпионом страны. Пишут, что главным тренером тогда был Стрельцов, но он исполнял эту роль формально. Валерий Иванович больше занимался финансовыми вопросами, искал игроков, а занимались и расписывали тренировочный процесс, формировали состав совсем другие люди, в том числе Костюков. Стрельцов мотивировал нас финансами и разными жизненными рассказами. Навскидку и не вспомню, что он нам говорил, но его слова каким-то образом заставляли нас работать на пределе. Его коронное выражение было такое: «Видел нашего футболиста? Почему не отдал ему передачу? Раз не отдал – будешь сидеть». Часто он это говорил.

– Удивляюсь, почему не назвали Петра Шубина, под руководством которого играли в чемпионском минском «Динамо».

– Ох, это вообще интересный специалист. Может, нельзя так говорить, но я вообще не понял его тренерского таланта. Он давал нам откровенно странные упражнения. Например, футбол один в один, максимум два в два на всю половину поля по 30 минут. На сборах на Кипре мы как-то таким занимались. Мы просто с ума сходили. А у нас еще был Виталик Володенков, веселый товарищ, с сумасшедшими скоростями. Шубин меня поставил против Володенкова, и мне требовалось отобрать у него мяч. А Виталик как стартанет, бегает по всей половине поля – не угнаться. Проходит 20 минут, 40 градусов жара, жить не хочешь, а Володенков бегает и смеется.

Вот такие были странные методы. Но еще больше удивило то, как Шубин строил тренировочный процесс. Он говорил: «Вы профессионалы, поэтому я провожу одно занятие, а второе вы уже сами должны отработать, самостоятельно. Находите способы, решения – или тренажерный зал, или с мячом бегайте. В общем, решайте сами. И нагрузку дозируйте сами». Тоже было что-то необычное.

При Шубине на старте чемпионата мы, вроде, выиграли девять-десять матчей, но играли откровенно не ахти. Если побеждали, то в основном 1:0. Качественного футбола реально не было, и в итоге Юрий Саныч Чиж убрал тренера в мае. Хотя, если откровенно, свою лепту в завоевание чемпионства Шубин все-таки внес. Он заложил базу в предсезонке.

Но во втором круге нами уже руководил Юрий Шуканов. И он сделал очень интересный и, на мой взгляд, правильный шаг – к себе в помощники пригласил опытного Леонида Остроушко. Специалист давал нам приличные нагрузки в середине сезона, не давал опуститься определенной планке, поддерживал ее. Так что в физическом плане команда выглядела очень хорошо, поэтому мы, по сути, и стали чемпионами.

– Как команда отреагировала на отставку Шубина?

– А это прошло как-то буднично, никто не обратил на это внимания. У нас была вялотекущая работа – что тренировки, что жизнь – поэтому никто и не заметил. Сняли и сняли. Хотя определенная встряска произошла, все-таки мы перестали выполнять странные упражнения. Но главное – остался коллектив. Он тогда в «Динамо» собрался просто фантастический, что ни фамилия, то звезда. Отдельно могу отметить Виталика Володенкова. Это человек-фонтан, человек-праздник, как говорят. Из любой искры делал костер: кого-то подтравить, кого-то по-доброму поддеть. И меня пытался «поддушить», но в основном ориентировался на молодежь :).

Помню одну историю. Прибил или приклеил кому-то в комнате бутсы к полу. У нас уже начинается установка на игру, «жертва» Володенкова собирается, а Виталик поторапливает. Даже сам сумку собрал. Тот парень хватается за бутсы, дергает, а в руке остаются только шнурки – обувь стоит на месте. Виталик делает удивленное лицо и предлагает искать новые бутсы. Детские шалости, но коллектив они расслабляли.

– Был у нас один материал, когда футболисты рассказывали истории о Володенкове, о его шутках. И в комментариях некоторые пользователи писали, что такие шутки – от не большого ума.

– Со стороны, может быть, я согласен. Но в мужском коллективе это нормально, по сути, мы же малые дети :). Почему бы не побаловаться, тем более это разряжает обстановку, расслабляет. Для процесса это очень неплохо. Да, у Виталия юмор своеобразный, и простые люди его могут не понять, но у нас в команде он заходил на ура.

– Кого еще из футболистов отметите?

– Был у нас Петя Златинов – очень талантливый мальчишка. Но перелом ноги, который случился в 2003 году, фактически поставил крест на карьере. Если бы не травма, думаю, до сборной Болгарии Петр дорос бы. Помню, он приехал к нам в совсем молодом возрасте, но всегда был очень позитивным, компанейским. И поначалу феерил в «Динамо», но после перелома возник у него страх возвращения на поле.

Был еще Дэвид Зоубек. Чех как чех :). Рабочая лошадка, но мы его поначалу не воспринимали как футболиста. По сути, обычный игрок, без сильных индивидуальных качеств. Не знаю, кто что в нем увидел. Хотя, насколько помню, левая нога у него хорошая.

Братья Цыгалко, как я называю, без царя в голове. Молодые пацаны, которым хотелось погулять, поучаствовать в ночной жизни Минска. Не видел, чтобы они нарушали режим, но к футболу все равно относились больше как к хобби, поверхностно. Тренировка есть – поработаем, но главное – что после нее. У меня такое сложилось впечатление. Мне кажется, если бы рядом оказался кто-то с жесткой рукой, вправил им мозги, то парни играли бы достаточно неплохо и долго. Но получилось так, что сами себя загубили.

– Юрий Шуканов в сезоне-2004 успел с вами и поиграть, и потренировать «Динамо». Футболистам тяжело было перестроиться?

– Очень тяжело. Поначалу мы к нему относились как к партнеру, как к футболисту, хотя он был одним из самых возрастных игроков «Динамо», учил многих уму-разуму. Но, повторюсь, тяжело было сознавать, что он уже тренер, и мне, например, так до конца и не удалось перестроиться. Времени на это не было, сезон в самом разгаре. Поэтому Шуканов, как уже говорил, сделал грамотный ход, приведя в штаб опытного Остроушко. Он все вопросы субординации решал, каждый день игрокам повторял, что Шуканов – это все-таки главный тренер. Мне кажется, именно Остроушко и вытянул нас на первое место тогда.

– Для игроков Шуканов был Юрой или Юрием Владимировичем?

– По отчеству, хотя некоторые все равно называли его по имени. Шуканову это не сильно нравилось, он человек амбициозный, и хотел побыстрее себя поставить в коллективе на определенную ступень. Я, если честно, не воспринимал его как тренера :).

***

– Чемпионский коллектив «Динамо» можете сравнить с чемпионским коллективом «Днепра»?

– Да вы что, тут нечего сравнивать. В Минске была молодая команда, пару дядек. Мы стали тогда чемпионами вопреки всем сопутствующим обстоятельствам. А в Могилеве – своя история, за «Днепр» играли опытные парни, плюс молодежь, средняя прослоечка. Сплоченный коллектив, который создавался годами. И уровень мастерства у людей был очень приличным, практически все потом уехали за границу играть. У нас внутри команды были такие отношения, что мы вместе были и на тренировках, и вне их. Семьями дружили.

Дмитрий Лихтарович не обижался на прозвище Пирожок?

– Конечно, нет. Все же по-доброму. Да и Дима любил булочки, а они у нас в столовой были просто великолепные. У Димы организм молодой, растущий, он возьмет одну-две-три, ветераны это увидят и начнут потом «травить», прозвали Пирожком.

– А вас называли Злюкой.

– Это было редко, в основном Калач. Но я сам по себе всегда был колючим, шел в подкаты под ветеранов, в том числе прямыми ногами. Да и в меня шли, под зад пинка получал периодически. Это нормальный процесс, тем более после тренировки жали друг другу руки, обнимались – все отлично. Общее дело делали. Интересно, что на тренировках мы реально рубились, жестче, чем в играх, потому что конкуренция была сумасшедшей. Тем не менее до мордобоя, рукоприкладства никогда не доходило.

– Кто был самым жестким игроком в команде?

– Володя Климович. Его один в один практически нереально было обыграть. Он либо локоть выставит, либо колено, либо как-то ногой наступит. Вроде бы, не грязно играл, но достаточно жестко. И в подкате мог с мячом вынести тебя за бровку. Вова Шунейко постоянно стелился, не щадя никого.

– Был у вас в той команде и Виталий Ланько.

– До сих пор бегает за ветеранскую команду. Но да, он попал в неприятную историю, если вы про это. Слушайте, у каждого своя голова на плечах. Однако для меня такое – договорные матчи – неприемлемо и странно, я бы этим никогда не занимался. Не могу даже представить. Но с Виталиком так получилось, наверное, жизнь заставила. Осуждать его не буду, не имею права, но, считаю, за такие поступки люди должны наказываться как можно жестче. Я – за пожизненное отстранение от футбола. А этих парней, в том числе Ланько, жизнь уже наказала, и пускай они со своими проблемами сами разбираются.

Когда играем с ним, вижу, что Виталику эта тема крайне неприятна, поэтому стараюсь ее не поднимать. Заметно, что совесть мучает.

– В вашей игровой карьере сталкивались с договорными матчами? Может, предлагали, слышали разговоры?

– В те времена, когда я играл, слава Богу, это не было распространено. У нас же не было букмекерских контор, они только-только зарождались. Поэтому никто ни на кого не выходил. По слухам чаще использовалась схема «три на три». То есть мы вам три очка отдаем в первом круге, а вы нам их вернете во втором круге. Но при мне «Днепр», по-моему, так не поступал.

– Но бывали же случаи стимулирования, когда клуб обещал дополнительные премиальные игрокам другой команды, если они отберут очки у конкурентов.

– Я приветствую такие способы, если честно. Если есть возможность сделать так, чтобы команда сыграла еще лучше, то пожалуйста.

В моей карьере встречались такие случаи. В последнем туре сезона-98 мы играли с БАТЭ на выезде. Тогда борисовчане спорили с «Белшиной» за второе место. И из Бобруйска был посыл, что если мы обыграем БАТЭ и «шинники» в итоге возьмут серебро, нас ждут солидные дополнительные премиальные. Но мы проиграли 0:1, и никто никому ничего не привез. Мы играли честно и уступили заслуженно.

– Что касается денег, то Дмитрий Огородник рассказывал, что однажды вам в «Днепре» выдали зарплату сахаром.

– В начале 2000-х, в один из сезонов, денег в клубе не было от слова совсем. А семью ведь кормить надо было. Пришел Стрельцов к игрокам и сказал, что денег нет, но есть возможность забрать зарплату сахаром. Какой-то частник предложил такой вариант. Мы согласились, быстро нашли одного товарища и втюхали весь сахар, который привезли в клуб. Понятно, что всю зарплату таким образом не отбили, но на какое-то время деньги у ребят появились. Я, по-моему, отдал полтора-два мешка сахара.

– Была еще знаменитая история о том, как ОМОН ворвался на базу «Днепра». Огородник рассказывал, что это были якобы учения.

– Немного не так все произошло. Заехала команда на базу, сидели все игроки в общем зале, вечером смотрели телевизор. И тут неожиданно врывается ОМОН, всех ставит к стенке, обыскивает. И это оказались не учения, а поиски человека, который в районе нашей базы напал на девушку. Всех нас построили, девушка посмотрела на всех и сказала, что среди нас нет нападавшего. И силовики мгновенно ретировались.

– Кстати, с тем же Огородником вам пришлось провести какое-то время в армии.

– Можно было избежать службы, но я не сдал экзамен в институте :). У меня получилась такая ситуация. Учился в технологическом университете и на зимней сессии нужно было сдавать экономику, а это учить, зубрить – в общем, сидеть над учебниками. Но в это время «Днепр» активно шел к золотым медалям, конец сезона. О какой учебе можно было говорить? Я походил на сессию, вроде бы, все сдал, но вот экономика… Попалась принципиальный преподаватель, я и так, и сяк пытался к ней подступиться, но она уперлась – только сдавать. В итоге завалил экзамен, из вуза меня отчислили. И мы с Димой Огородником, который еще не поступил в университет, попали под осенний призыв. В «Днепре» нам пообещали, что послужить придется пару недель, нас быстро оттуда вытащат. А потом мы поедем на сборы в Туапсе и на Кубок Содружества.

Мы с Димой фактически отметили чемпионство и через пару дней – в кирзовые сапоги. Служили мы в саперных войсках. Впрочем, моя служба, по большому счету, запомнилась тем, что один раз мину с одного этажа здания на другой перенес. А еще портянки научился мотать и подворотничок пришивать :). Даже с лопатой саперной не бегал.

А так, в принципе, понял, что армия – специфическая организация. Если ты туда целенаправленно не хочешь, то лучше не попадать. День сурка, все строем, никакой свободы. Для меня потерянное время. К такому режиму нужно быть готовым, а мы с Огородником были не такими. К счастью, отбыли карантин 20-дневный и вернулись в клуб. Хотя могли нас развернуть. Потому что когда еще шли по части, вверх подбрасывали шапки на радостях :).

***

– Мы уже затронули тему зарплат. В каком клубе получали больше всего?

– Наверное, в «Дариде» в 2007 году. Тогда Анатолий Николаевич пробил хорошие финансы у основателя команды Владимира Делендика. По-моему, моя зарплата составляла две с половиной тысячи долларов. Деньги было куда вкладывать – квартиру строил.

– Если по деньгам в «Дариде» было все хорошо, то вот в плане руководства имелись вопросы?

– Просто тяжело, когда футбольным клубом руководят люди, которые не совсем в этом  разбираются. В «Дариде» имелось все для того, чтобы сделать клуб хорошего европейского уровня, играть в еврокубках. И первые шаги были правильные: турецкие сборы, питание, экипировка. На начальном этапе все было замечательно. Но когда с первых туров чемпионата не пошел результат, все начало валиться. А результата не было из-за того, что перед сезоном мы ездили на сбор в Сочи, там тренировались, и в итоге подошли к чемпионату перегруженными. Недовольный Делендик начал закручивать гайки, давить на тренерский штаб, он хотел все и сразу, мечтал, чтобы команда шла в первой тройке. И напряжение сказалось на коллективе.

– Вы как-то вспоминали, как Делендик отказался вешать сетку на стадионе «Дарида», чтобы мячи не улетали за забор.

– Точно, было такое. Мы тренировались, и когда били по воротам, иногда мячи улетали за забор. Байдачный подошел как-то к Делендику и сказал, что обязательно нужно повесить сетку. На что основатель клуба с белорусским акцентом только и произнес: «Немагчыма». Хотя все равно стоит признать, что Делендик создал клуб неплохой, и ребята там играли сильные. Но если бы руководитель больше разбирался в футболе или был бы человек, который грамотно бы ему помогал в спортивных вопросах, тогда, уверен, все сложилось бы по-другому. 

– Делендик чем-то похож на Юрия Чижа, который в «Динамо» тоже хотел всего и сразу?

– Нет, они совершенно разные. Юрий Саныч предельно требовательный, он привык как спортсмен, как борец добиваться моментального результата. Но он забыл, что в борьбе на ковре ты один идешь к триумфу, а футбол – это большой организм, где очень много людей. И нужно сделать так, чтобы все были в едином настроении и порыве.

– Чиж был требовательным, но грань не переходил?

– При мне – нет. Он, кстати, в принципе крайне редко заходил в раздевалку, только если поздравить с победой. Если хотел «напихать» игроку, то делал это один на один. Он все понимал, все анализировал, но его окружение сбивало с верного пути, вбивало в голову совсем другие, неправильные, мысли, в том числе по тренерам. Чижу не хватило знания футбольной среды, футбольной психологии, терпения и, конечно, умных помощников. Если бы все это срослось, то «Динамо» сегодня было бы там, где БАТЭ, а то и выше.

– Вы, став руководителем, какие-то черты работы Делендика или Чижа себе взяли?

– У каждого руководителя свои методы, своя фишка, и, может, поначалу у меня что-то было от них. Сперва я был импульсивным, мог бросить что-то, наорать на человека, а потом переживал. Но со временем понял, что подобное поведение не должно быть обыденным. Шум, крик и гам можно позволить себе один раз, максимум два, в противном случае ничего такими методами не добиться. Человек сам должен прийти к логическому решению, а не через давление.

– Вы практически всю жизнь в могилевском футболе. Это – работа фактически на одной местности – позволяет вам как функционеру развиваться?

– Нет, скажу откровенно. Естественно, надо учиться, ездить везде, смотреть. Я практически каждый отпуск уезжаю не на море, а стараюсь попасть на стажировки, семинары. Неважно куда, лишь бы это было связано с футболом. Смотрю базы, детские школы. Не хочу сидеть на месте. Без учебы и познания чего-то нового нельзя, иначе застоишься на месте.

– Насколько высоки амбиции директора Дмитрия Калачева?

– Высоки :). Но пока конкретизировать не буду.

 Источник: Tribuna.com

Пресс-центр
Товарищеский матч 03.04.2021
Женская лига, 3 тур 02.04.2021